Новости
7 апреля 2018, 21:32

Миролим Каршиев: Душою я - с Жегловым!

6 апреля - День работника следственных органов МВД РФ

Он показывает мне свои фотографии. Разных лет. И раньше, и сейчас он одинаково молод на них. Но его коллеги из ЛО МВД России на ст.Уссурийск считают Миролима Каршиева старожилом следственного отдела.

10 лет, промелькнувшие с тех пор, как Миролим перешел из уголовного розыска в следствие, совсем не сказались на его внешности. Спортивный. Всегда подтянутый. Разве что во взгляде нотки зрелого мужа, человека искушенного и службой, и житейской реальностью. А еще – погоны. На темно-синем кителе юриста с младолейтенантских они за это время изменились на майорские.

Знакомясь в «кадрах» с личным делом старшего следователя майора юстиции Каршиева, я зацепился глазами за место его рождения: с.Улус Нурабадского района. Сам Миролим рассказал мне, что это селение в Самаркандской области образовали три известных узбекских рода, в том числе и - Каршиевых. Все его предки были состоятельными людьми, так как много трудились на земле в сельском хозяйстве. У деда никогда не переводилась пшеница, были большие отары баранов, стадо верблюдов и лошади, много механизмов и сельхозтехники. В Улусе он был очень уважаемым жителем.

Родиться и жить на родине своих предков, где каждая травинка пропитана теплом и любовью, - великое счастье! Еще большее счастье Каршиев испытывал от того, что его Улус был частью огромной многонациональной страны - уважаемого во всем мире Советского Союза.

Но судьба в бурных 90-х годах забросила Миролима вместе с родителями в Россию, в Уссурийск, где отец и мать студентами Приморской сельхозакадемии осваивали на разных факультетах науки - животноводство, планирование сельхозпроизводства и бухучет. В Улусе квалифицированных специалистов очень ждали. Однако отца после окончания вуза приметили сотрудники органов внутренних дел и пригласили на работу в транспортную милицию, в отдел по борьбе с экономическими преступлениями. Здесь тогда тоже крайне нужны были грамотные, ответственные и преданные Отечеству специалисты.

Вот так и развернулась в Уссурийске жизнь продолжателей каршиевского рода от сельхозпроизводителей к защитникам правопорядка и народного достояния от преступников разных мастей: воров, жуликов, коррупционеров.

По стопам отца на службу в органы пошел и Миролим. После окончания одиннадцати классов поступил в Школу милиции – Уссурийский филиал Дальневосточного юридического института, которую в 2008 году окончил с красным дипломом. Успешным студентом оказался Миролим и в Дальневосточном федеральном университете, где, обучаясь заочно, защитил вузовский диплом, став юристом. Видно не зря родители нарекли его Миролимом, что с узбекского переводится «свет в ученье». Предвидели тягу сына к знаниям.

Одним из мотивов, который подтолкнул Миролима к юридическому образованию, была, как он сам объясняет, любовь к стране, в которой он жил, к ее истории.

- Я восхищался ее военачальниками, государственными мужами, сумевшими не только превратить страну из лапотной в космическую, но и отстоять ее в тяжелейших битвах с внешними и внутренними врагами. Меня поражали их ум, талант и воля в решении сложнейших проблем. В школе на уроках я постоянно тянул руку вверх, чтобы ответить на вопросы учителя по истории. И всегда получал пятерки. Иногда учитель сетовал на то, что я не оставляю возможности одноклассникам отвечать первыми. Я обожал историю и обществоведение.

Позже Миролим с увлечением читал детективы: знакомился с приемами знаменитых сыщиков и следователей в борьбе с преступниками. До сих пор на досуге выбирает время, чтобы окунуться в какую-нибудь детективную историю. Очень любит сериалы по ТВ, рассказывающие о легендах сыска. Один из таких - «Индевор» - про молодого детектива Морса. «У него, - говорит Каршиев, - очень интересный, нестандартный метод мышления. Учит обращать внимание на, казалось бы, не очень значимые вещи при расследовании тяжких и особо тяжких преступлений. Из советских сериалов люблю «Место встречи изменить нельзя». Душою я с Жегловым - «вор должен сидеть в тюрьме!». С удовольствием смотрю старые фильмы про Шерлока Хомса, про Мегре и Коломбо».

- Про «нюхача» и «металлиста» тоже смотрите?

- Нет-нет, ими я не увлекаюсь. Они – из области писательских фантазий. В реальности я таких специалистов еще не встречал.

Следствие – коллективная работа

После школы милиции Каршиев работал в ЛОВД на ст. Уссурийск в уголовном розыске. Занимался поиском без вести пропавших людей и тех, кто находился в федеральном розыске. Ему нравилось в ОУРе. Наставником там у него был Виталий Резниченко. И начальник угрозыска Геннадий Хамитович Переметин частенько хвалил за исполнительность, был доволен его работой. Правда, в розыске Миролим пробыл всего месяц.

- Отец мой, много лет отдавший оперативной работе в ЛОВД на ст. Уссурийск, посоветовал попробовать поработать в следствии. Считал, что следственная работа более спокойная, чем оперская. Вот так прозаично я и оказался в следственном отделе на должности следователя в звании младшего лейтенанта юстиции. И понял, что в следствии нагрузка не меньше, чем у оперов.

- Приходилось участвовать в мозговых штурмах при расследовании запутанных преступлений?

- Конечно, приходилось. У нас это называется совещаниями. Обычно на них заявляется по чьей-либо инициативе проблема и все обсуждают, вносят предложения, ведут совместно поиск ее решения. В следствии невозможно вести дела в одиночку. Это общая работа - оперов, экспертов, следователей. Следственная работа учит, прежде всего, общению с людьми, коллективизму. В производстве дел столько процессуальных нюансов, что помощь коллег всегда присутствует.

Ремеслу учился у профессионалов

-У меня были очень хорошие наставники. Замначальника следствия подполковник юстиции Галина Владимировна Карпова учила меня брать лучшее из методик по расследованию уголовных дел: концентрироваться на главном при их производстве. Огромную помощь оказывал следователь Евгений Фучин, с которым я с 2008 года сидел в одном кабинете. Он научил меня терпению, выносливости (порой сидели за делами до глубокой ночи), сдержанности. Подсказывал, как лучше вести допрос подозреваемых, свидетелей, чтобы они могли полнее раскрыться в своих показаниях. Александр Валентинович Майзель, подполковник юстиции – начальник нашего следственного отдела в 2008-2011годах, постоянно проявлял внимание ко мне. Эти люди были для меня примером.

Знаете, не профессия выбирает человека, а человек профессию. Чтобы быть следователем, нужно в первую очередь хотеть служить народу и стране, быть добропорядочным и внутренне сильным человеком! Скажу откровенно, я – патриот страны, в которой живу! Я люблю Россию! Мне нравится служить ей, защищать ее государственный строй, а также чувствовать ее теплое, доброжелательное к себе отношение. Я так воспитан родителями, учителями и наставниками.

- Помните расследование, которое оставило у тебя яркий след?

- Было такое дело. В 2011 году. Я только вышел из отпуска в конце отчетного месяца, и начальник следствия В.П. Бондаренко поручает мне дело, которое просит закончить до конца этого же месяца. А до конца - три дня! Представляете? В практике следователей, вообще-то, на расследование одного уголовного дела по нормативам отводится не менее двух месяцев… Дело было связано с кражей угля группой лиц по предварительному сговору, по признакам п.«а» ч. 2 ст. 158 УК Российской Федерации. Я тогда в первый же день возбудил дело, допросил подозреваемых, свидетелей опросил, с потерпевшими отработал. Конечно, мне очень помогали оперуполномоченные сотрудники из отдела борьбы с хищениями чужой собственности, эксперты.

На второй день все характеризующие материалы у меня были. На третий день мной было подготовлено и предъявлено подозреваемым обвинительное заключение. Когда дело ушло на утверждение к прокурору, он удивился, взглянув на трехдневный срок его расследования, и несколько раз переспросил - не ошибся ли я в днях. Дело было завершено и ушло в суд. Преступники осуждены.

Следователи – универсалы с… привычками

Были такие годы в служебной деятельности Миролима, когда он много занимался расследованием экономических преступлений, связанных с контрафактной продукцией, незаконным использованием авторских и смежных прав. В 2012-2013 годах, когда оперативники начали активно выявлять такие преступления, он один за год возбудил и расследовал 15 уголовных дел. Другим следователям удавалось за такой срок расследовать одно-два подобных дела.

- Работа с любыми делами меня не пугает. Если долго сидишь на расследовании, к примеру, уголовных дел в сфере незаконного оборота наркотиков, то «прикипаешь» к этой теме. И когда тебе вдруг поручают расследовать кражи или преступления из экономической сферы, то приходится заметно попотеть, чтобы перестроиться и организационно, и психологически на нужный лад. Для этого вновь изучаешь методики расследования таких дел, смотришь следственную практику в профессиональных изданиях, в специальных юридических бюллетенях. Одним словом, собираешься с мыслями, готовишь себя к работе. Расследованию уголовных дел по 146-й статье Уголовного кодекса хорошо помогали юрисконсульты фирм и предприятий, чьи экономические интересы были задеты.

Закон – не дышло

- Хотелось когда-нибудь что-то изменить в законодательстве?

Миролим слегка задумывается. Потом говорит, что его все в российском законодательстве в принципе устраивает.

- Что сегодня толкает людей на преступления?

- Скажу так, большинство преступников, по моим наблюдениям, идут на преступления из нежелания честно работать. Ищут быстрые заработки, легкую наживу. К примеру, у меня было дело по сбыту синтетических наркотиков жительницей Уссурийска, которая в ходе предварительного следствия жаловалась на неустроенность жизни, на невозможность трудоустроиться в городе. На самом деле ее соседи, другие свидетели показывали, что живет она с шиком, все для жизни имеет. Понимаете, такие люди хорошо приспосабливаются, используя для обогащения возможности Интернета, связи с изготовителями наркотиков, с подельниками, тайные места во дворах и на улицах города для закладок. Приобретают партии наркотиков по небольшой цене у оптовиков, которые потом перепродают наркозависимым в розницу в два-три раза дороже. Если сказать на их сленге – барыжничают. Были мы у той женщины дома с обыском: приличная мебель, модная одежда, полный холодильник еды. Она приспособилась на продаже синтетических наркотиков в день зарабатывать больше, чем я на своей службе, чем высококлассный рабочий или инженер зарабатывает в месяц. Они привыкают так жить, их много и их ничто не останавливает, кроме сотрудников органов МВД, следователей и наказаний суда в виде лишения свободы.

- Ваш следственный коллектив сегодня в основном женский, это как-то сказывается на ритме работы?

- О, да! В последний год наш коллектив обновился женщинами-следователями. Но когда у нас был «патриархат» (Игорь Бабич, Денис Алексютин, Евгений Фучин, Артем Квон, Юлий Закревский, Амин Нуриев), работалось как-то веселее. Понимаете, это как в фильме «Ирония судьбы, или С легким паром», когда мужчины собираются своим кругом и в нем царит особая мужская атмосфера. Мы часто играли вместе в футбол на занятиях по физической подготовке и в свободное время. Обедали вместе. Отдыхали. Собирались на торжествах, на днях рождениях. Вечно юморили друг над другом. Всегда были бодрыми. Нас это сплачивало. Был дух мужского братства. Взаимовыручка. Это для меня - золотые годы! Может потому, что был моложе. А женские коллективы - более спокойные, семейные ,озабоченные домашними хлопотами, мужьями, детьми.

Жена следователя – еще один «штык» у следствия

- Моей семье уже три года. Семья – дружная. В 2016 году у нас родились две дочки - Диана и Кира. Татьяна – моя жена - гражданский специалист в финансовой сфере. Познакомились случайно. В разговоре я попросил у нее номер телефона, потом перезвонил. Так и завязалась наша с ней дружба в мои 23 года. Окончательно сошлись через три года, когда она поняла, что я готов к созданию семьи. Конечно, когда она выходила замуж, то понимала за кого идет. Видела, что я иногда очень рано уезжаю на работу и поздно возвращаюсь, а то и через сутки бывало. Порой после сдачи уголовных дел прихожу домой и валюсь спать от усталости и напряжения. Я ей очень благодарен за понимание и терпение, ведь, нормальная жизнь следователя начинается тогда, когда он уходит в отпуск. Все остальное время – служба! С 8 до18 на работе, потом ужинаешь и снова на работу до 23-24 часов. На следующий день все повторяется. Не поверите, иногда жена приходит мне помогать: то листы пронумерует, то опись документов составит, то дела сошьет – я ее этому научил. Вся моя личная жизнь переплетена с работой!

В чем сила следователя?

- В чем?! В – клавиатуре! Что он напечатает, то и будет (смеется). А без шуток – в знании законов!

- Приходилось удивляться изворотливости фигурантов уголовных дел?

- Помню дело, связанное с хасанским поездом. При всех очевидных уликах воровства гражданином чужих денег я не смог тогда доказать это преступление. Подозреваемый сумел вывернуться. Помню, зимой он ехал от ст. Уссурийск до ст. Гвоздево. В ходе следования поезда забирает у своего племянника зимнюю куртку с 15 тысячами рублей, случайно узнав о них от самого племянника, когда они распивали спиртное, надевает ее поверх своей зимней куртки и выходит на станции. Когда я начал расследование этого дела о хищении денег, все свидетели и потерпевший однозначно подтвердили, что куртку злоумышленник прихватил, когда узнал, что в ней находятся деньги. Но потом потерпевший изменил свои показания, сказав, что в ней было всего 500 рублей, а подозреваемый начал утверждать, что надел куртку племенника на себя по ошибке, так как находился в опьянении. Прокурор отказал в утверждении обвинительного заключения. Вот! А это для следователея – бо-о-о-льшой минус.

- Ни разу не разочаровались, что служишь в следствии на транспорте?

- Если откровенно - бывают моменты. Порой, когда начинают зазывать на работу в другие места, начинаешь копаться в себе, оценивать прошедшие годы, считать то, чего успел достичь, сомневаться в своих успехах. Но во всех следственных органах, как правило, всегда нужно работать отдаваясь службе. Хорошо там, где нас нет! Поэтому стоит ли менять шило на мыло?

- Знаю, что вы участвовали в конкурсах «Лучший по профессии» среди дальневосточных транспортных следователей.

- Да, участвовал – в 2011 и 2012 годах, в звании старший лейтенант юстиции. Оба раза занимал почетное третье место. Сражался с майорами и подполковниками. В упражнениях по физподготовке я всегда набирал высший бал. Больше всех подтягивался и отжимался и лучше всех бегал. В последние годы этот конкурс отменили, видимо, из-за финансовых трудностей.

- На досуге чему любите предаваться?

- Люблю слушать музыку. Смотреть по видео детективы. Читать Тургенева. Но сейчас все свободное время провожу с дочками. Гуляю с ними, играю, читаю им книги. Диане и Кире по 1,8 года, они очень любят слушать, как я читаю. А частенько и они на своем тарабарском детском языке «читают» эти же книги мне. Очень забавно и весело получается. Они меня расслабляют. С ними забываю и про усталость, и про тяготы службы. Летом обязательно едем с семьей на море. Зимой – лыжи, каток, санки.

«Следаки» на транспорте – особая каста?

- Почему выбрали работу в сфере железнодорожного транспорта? Это хозяйство ведь очень хлопотное. Здесь надо многое знать, во многое вникать?

- Потому, что с первого класса учился в железнодорожном интернате №5 в Уссурийске. Там мне привили любовь к Дальневосточной железной дороге. Хозяйство железнодорожников, действительно, огромное и сложное. Приходится постоянно следить за их новостями. Пользуюсь газетами, телевидением, нормативными актами, которые исходят от железнодорожного ведомства. Много информации поступает от коллег по линейному отделу, которые рассказывают о том, что происходит на станциях, на железнодорожных предприятиях, в организациях. Можно сказать, что следователи ЛО на ст.Уссурийск в курсе дел железнодорожников.

Наши коллеги-следователи «с территории» не понимают, как можно доказать преступление, которое совершается в движущемся поезде, где место преступления через минуту может оказаться в соседнем районе или области? В этом-то и есть наша специфика и особенности по доказыванию, по сбору характеризующих материалов, установлению потерпевших, свидетелей, ущерба и т.п. Много нюансов, с которыми в территориальных ОМВД не сталкиваются. Например, очень сложны преступления, совершенные в поездах иностранцами или в отношении них.

Помимо этого, производство «наших» дел очень затратное с точки зрения финансовых расходов. Было у меня одно дело. Ездил в Амурскую область в село Новокиевский Увал Мазановского района проводить следственные действия по краже в поезде одним пассажиром у другого сотового телефона стоимостью не более 5 тысяч рублей. Так вот, только билет на проезд в одну сторону до этого Увала стоил 8 тысяч рублей. А еще проживание четыре дня в гостинице, командировочные расходы, расходы на бумагу, на адвоката. Поехал я вместе с оперуполномоченным сотрудником. Расходы вдвое больше! Конечно, мы свое дело сделали. Преступника осудили. Но, представляете, какой ценой?! Понятно, что ответственность за результат в таких условиях чувствуется особо.

Адвокаты - союзники следователей. но…

- Общение с адвокатами - привычная для следователя процедура. Но если говорить честно, есть адвокаты, идущие на поводу у своих подзащитных, среди которых встречаются люди с повышенной въедливостью, которые и «пьют» нашу следовательскую кровь, цепляя мелкими, процессуальными требованиями. Например, почему в деле страницы пронумерованы карандашом, а не ручкой? Заставляют адвокатов все это фотографировать, заявлять жалобы, игнорировать следственные действия, затягивая расследование, специально сбивают следователя с рабочего ритма. Помню, была у меня фигурантка дела, которая постоянно на меня жаловалась. На то, что я заинтересован в следствии, что я не так веду расследование. По ней у меня только два тома жалоб, просьб и ходатайств было с ответами на них. Но мы тоже не лыком шиты, всегда находим выходы из таких ситуаций.

У меня были дела, когда к подозреваемому относишься более снисходительно, чем к потерпевшему. Да, встречаются среди потерпевших такие асоциальные личности, что вызывают откровенное отвращение. Но закон на их стороне, и их приходится защищать.

- Что в расследованиях занимает больше вашего времени?

- Экспертизы. Почти в каждом деле присутствуют экспертизы. Последнее время много экспертиз на вменяемость подозреваемых. Во всех делах по незаконному обороту наркотиков обязательно присутствует наркологическая экспертиза. Часто мы истребуем дактилоскопическую экспертизу, судебно-медицинскую. Все в рамках установленной методики расследования уголовных дел. Нюансов хватает.

Было дело, которое заняло очень много времени, когда потерпевшим был глухонемой. У него в поезде украли телефон, по которому он общался эсэмэсками. Мне пришлось нанимать сурдопереводчика и через него общаться с потерпевшим.

Было у меня длинное дело, когда у потерпевшего в поезде украли почти пять миллионов рублей, он занимался куплей-продажей машин. Была подозреваемая - проводник пассажирского поезда, которая в поездах похищала сотовые телефоны и деньги пассажиров. Затрачено было много усилий на расследование, но дело дошло до суда и она получила заслуженное наказание.

- С иностранными коллегами приходилось сталкиваться в работе?

- В расследованиях – нет! А так был как-то в Абхазии, заходил в их один следственный отдел, интересовался методиками расследования в республике. У них многие следственные действия проходят проще, потому что народ более покорный по характеру. Например, если их следователь установил очевидный и бесспорный факт того, что один гражданин на глазах свидетелей украл у другого кошелек с деньгами и сам в этом признался, а потерпевший признал свою похищенную вещь, то у них - достаточно допросить потерпевшего и допросить подозреваемого, чтобы в короткий срок принять обвинительное заключение и направить его в суд.

Хочется, чтобы и у нас в стране методика доказывания была освобождена от излишних следственных действий. Когда преступление очевидно, зачем собирать кучу бумаг с информацией о фигурантах дела, кучу различных справок, свидетельских показаний и т.п. документов?! Зачем собирать эту лишнюю макулатуру, когда и так все ясно?! До 2010 года в нашем следствии все было проще. А сейчас оно напоминает машину, которая собирает на своем пути все, что попадается, хотя главные доказательства по делу уже собраны. Из-за этого тома разбухают, на знакомство с ними у участников процесса потом уходит уйма времени. Или - зачем явки с повинной подозреваемых обязательно проводить с понятыми? Все же и так видно! Хорошо бы законодателям поработать в этой области. Конечно, все это мое личное мнение.

Хотя не скрою, однажды по одному делу, связанному с незаконным оборотом наркотиков, я собрал большую доказательную базу. И правильно сделал! Потому что подозреваемый в суде стал оговаривать меня, утверждая, что я применял к нему недозволенные в следствии приемы: пугал, давил психологически. Пришлось на основе собранных фактов доказывать обратное. Из-за этого дело затянулось на 9 месяцев, в итоге его претензии ко мне ничем не подтвердились и он понес заслуженное наказание. Но сколько было убито полезного времени!

- Миролим, расследование дел напоминает разоблачение фокусника с его секретами и тайными механизмами. Как поступаете, когда секреты не открываются?

- Бывают дела, в которых ты не понимаешь всей преступной схемы. Не знаешь, как лучше провести осмотр места преступления. С чего начать следственное действие. На чем сакцентировать свое внимание. Тогда выручают коллеги по следствию или опытные оперативники, которым приходилось сталкиваться с подобными преступлениями. К примеру, по сливу топлива, когда нужно разгадать по какой схеме преступникам удается сливать топливо из движущегося локомотива или цистерны. Сегодня нам многие секреты известны, но преступники тоже совершенствуются. Поэтому некоторые сложные дела расследуют следственные группы во главе с более опытными сотрудниками…

Наш следственный коллектив, входящий в состав ЛО МВД России на ст. Уссурийск, очень дружен со всеми полицейскими подразделениями и службами, а благодаря начальнику линейного отдела подполковнику полиции Евгению Майбороде, вопросы взаимодействия всегда решаем положительно. Поэтому вор у нас всегда сидит в тюрьме! В наш профессиональный праздник я бы пожелал всем своим коллегам-следователям ( начинающим, действующим и ветеранам) здоровья, любви к нашей стране, к своему делу! Благополучия родным и знакомым!

Записал Сергей Сильченко, специалист по связям с общественностью ЛО МВД России на ст.Уссурийск.










Евтушенко в моей жизни был всегда… Евтушенко в моей жизни был всегда…
http://monavista.ru/images/uploads/79b47d882a3689060ae4d57283ec8bbe.jpg
Письмо с моей фермы Письмо с моей фермы
http://monavista.ru/images/uploads/92eb5c9944f25688043feb2b9b01e0f2.jpg
Почему в России выросли продажи дорогих смартфонов Почему в России выросли продажи дорогих смартфонов
http://monavista.ru/images/uploads/08009197b894c4557dc9c7177e803f77.jpg